(продолжение, назад )


          СУМАСШЕДШИЕ  ЗАПИСКИ (2)

 

Я потребовал от Генпрокуратуры РФ возбудить уголовное дело в отношении Генпрокурора Устинова специально для того, чтобы наглядно продемонстрировать всю абсурдность самой мысли о том, что это государство (которое преступно даже по своим собственным законам и при этом является полноправным членом Совета Европы!) может быть реформировано во что-то другое. То же самое я делал в перестроечные времена, о чем рассказано на моем сайте в статье «О методах анализа» (часть I), и в ельцинские вместе с Кириллом Подрабинеком (см. «Континент» N 94, октябрь – декабрь 1997 г.).

 

Какие в этом государстве могут быть юридические гарантии вообще любых прав граждан, если их нет даже от тяжких должностных преступлений и преступлений против правосудия?! Так, еще при Горбачеве, в самом начале экономических реформ, я говорил, что нельзя их даже начинать в условиях основанной на беззаконии советской власти, когда нет юридических гарантий вообще никаких прав, в том числе и имущественных, экономических. Реформы в таких условиях были безумием, в результате чего мы получили то, что получили – сумасшедшую экономику с дикой коррупцией и всем прочим. Сейчас у нас говорят, что при нынешней модели экономики программа ее модернизации невыполнима – надо менять модель. Но экономическая модель – необходимое следствие советской власти, которая реформированию не подлежит и может быть только уничтожена - с этого и надо начинать у нас все реформы.  

 

В суде я не был – лень, да и  пусть они как-нибудь сами без меня решают те свои проблемы, которые я им и создал из-за их беззаконий. Кроме того, все свои обращения в госорганы я всегда составляю так, чтобы отказать в них, даже без моего присутствия, можно было, только слишком явно и грубо нарушив закон.

 

 А по почте получил из суда:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Здесь одних только грубых нарушений Конституции РФ – целый «букет», что по официальным законам вызывает очень серьезные сомнения во вменяемости судьи. О сомнениях во вменяемости на другом примере я писал на своем сайте (http://alex-godl.narod.ru/)  под заголовком "Комментарий к нам, праву и Западу". Но тут интересно то, что суд отказал в моей жалобе, обосновав это наличием тех грубых нарушений закона Генпрокуратурой, которые я и обжаловал. В кассационном порядке я это постановление обжаловать не стал, т. к. ставил своей целью продемонстрировать, есть ли у нас юридические гарантии прав граждан даже от таких преступлений против правосудия, которые совершены способами, вызывающими серьезные сомнения во вменяемости служителей Фемиды. Потому я направил:

 

ГЕНЕРАЛЬНАЯ  ПРОКУРАТУРА РФ           

 

копия:   Квалификационная  коллегия судей г. Москвы            

           

от Годлевского А.А., 142400,         

Моск. обл., г. Ногинск…    

 

З А Я В Л Е Н И Е    

 

Постановлением от 24.12.02 г. судьи Тверского районного суда г. Москвы Сташиной Е.В. мне отказано в жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале "Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

 

Названное постановление является неправосудным.

 

В моей жалобе были указаны конкретные нарушения Генпрокуратурой РФ конкретных норм УПК, ведущие к удовлетворению жалобы. Судом эти нарушения не исследованы, и в постановлении такое исследование не отражено. Вопреки заявленному в жалобе ходатайству суд не истребовал из Генпрокуратуры материалы проверки моего заявления о преступлении, а только, как указано в постановлении, лишь ознакомился с доводами моей жалобы. Что является грубым нарушением ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, устанавливающей осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

 

Отказ в удовлетворении жалобы обоснован только тем, что поскольку по моему заявлению о преступлении уголовное дело не возбуждалось, постановление об отказе в возбуждении не выносилось, предварительное расследование не производилось и не производится, то, по мнению суда, жалоба не может быть рассмотрена в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Вывод суда о невозможности рассмотрения моей жалобы не основан на законе. Ст. 125 УПК РФ устанавливает, что в суд могут быть обжалованы все решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. Согласно ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство включает в себя досудебное производство, которое начинается с момента получения заявления о преступлении, при рассмотрении которого Генпрокуратурой были допущены грубые нарушения закона и моих прав, гарантированных ст. ст. 45, 52 Конституции РФ. Кроме того, эти нарушения послужили для суда основанием к отказу в моей жалобе, что является фактическим отказом в правосудии, грубо нарушающим мои права, гарантированные ст. 46 Конституции РФ. Тем самым суд фактически не рассматривал мою жалобу по существу, а отказал в ее удовлетворении, сославшись в обоснование на те грубые нарушения закона Генпрокуратурой, которые я обжаловал.

 

Заведомо явное и грубое игнорирование процессуального закона и конституционных гарантий свидетельствуют о наличии у судьи Сташиной прямого умысла на отказ в правосудии. Кроме того, такие нарушения вызывают серьезные сомнения во вменяемости Сташиной.

 

Указанные деяния судьи Сташиной содержат признаки, образующие составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ.  Ст. 196 УПК РФ устанавливает обязательное назначение экспертизы в случае сомнений во вменяемости подозреваемого или обвиняемого.

 

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст. 196, 448 УПК РФ

 

П Р О Ш У :  

 

принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского районного суда г. Москвы Сташиной Е.В. по фактам указанных нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г., а также провести по делу судебно-психиатрическую экспертизу для разрешения вопроса о ее вменяемости.

 

Содержание ст. 306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

 

31 декабря 2002 г.

 

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.           

 

Это заявление я направил не сразу – все искал СМИ, где бы можно опубликовать всю историю в режиме реального времени, но не нашел. Потому некоторые мои обращения отправлены через длительное время после того, как написаны. Заявление поступило по почте в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г., но в нарушение уголовно-процессуального закона было переслано в нижестоящие прокуратуры для разрешения по существу. Тверская межрайонная прокуратура г. Москвы прислала мне:

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Классический пример заведомо фальшивого постановления. Прежде всего, в грубое нарушение требований ст. 7 УПК РФ это постановление не является законным, обоснованным и мотивированным. В нем не приведены мотивы, по которым признано, что факты, изложенные в моем заявлении, не имели места или в них отсутствуют признаки преступления. Ссылка на то, что я не обжаловал постановление суда в кассационном порядке - совсем глупа. Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудного судебного акта) считается оконченным в момент вынесения такого акта, независимо от того, был ли этот акт в последующем обжалован и отменен. У прокуроров логика: раз я не подавал кассационную жалобу на преступное постановление суда, то это постановление – правосудное, и никакого преступления нет, и не было. Одна такая логика вызывает очень серьезные сомнения во вменяемости прокуроров.

 

Широко распространено, даже среди юристов, мнение, что ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) за оставление без рассмотрения моего заявленного в жалобе ходатайства об истребовании доказательств по совокупности со ст. 305 УК РФ в таких случаях применена быть не может, поскольку все и так охватывается ст. 305 УК. Но ст. 29 УК  устанавливает, что преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. Поскольку суд был обязан рассмотреть и разрешить мое ходатайство в судебном заседании (если не раньше – при подготовке к нему), то преступление, предусмотренное ст. 285 УК было оконченным в любом случае до удаления суда в совещательную комнату для вынесения по моей жалобе того постановления, которое подпадает под признаки ст. 305 УК. И наличие состава этого оконченного преступления никак не зависит от того, был ли вообще вынесен по делу какой-либо судебный акт, а также обжалован ли он или отменен.

 

В постановлении прокуроры еще сослались на мое заявление по совсем другому делу. Но про это и про квалификационные коллегии судей как-нибудь в другой раз. Разумеется, это прокурорское постановление я и обжаловать не стал. Согласно ст. 448 УПК РФ (в действующей в то время редакции) уголовное дело в отношении судей мог возбудить только Генеральный прокурор РФ. С него и спрос за то, что не возбудил по поступившему к нему в Генпрокуратуру моему заявлению о преступлении, а кому от него это заявление было переслано – его проблема. Если бы это заявление переслали какому-нибудь председателю колхоза или начальнику ЖЭКа, то что, я должен обжаловать действия колхозников или коммунальщиков?!

 

Я же:  

 

 Продолжение  

 

Сделать бесплатный сайт с uCoz