СУМАСШЕДШИЕ  ЗАПИСКИ (3)

 

(продолжение,  назад)

 

 

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РФ  

 

от Годлевского А.А., 142400,         

 

Моск. обл.,  г. Ногинск…   

 

 

З А Я В Л Е Н И Е      

 

 

02.07.03 г в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского райсуда г. Москвы Сташиной Е.В. и назначании судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г. об отказе в моей жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале «Континент» N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

 

В моем заявлении были указаны все основания к возбуждению уголовного дела в отношении судьи Сташиной. При таких обстоятельствах Генпрокурор РФ Устинов В.В. в соответствии с требованиями ст. 45 Конституции РФ и ст. ст. 21, 448 УПК РФ был обязан принять все необходимые меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению. Однако в сроки, установленные ст. 144 УПК, ни одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК, в установленном порядке принято не было. Пересылка заявлений о преступлении для разрешения по существу в органы и должностным лицам, неправомочным возбуждать уголовные дела по этим заявлениям, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

 

В нарушении требований ст. 145 УПК РФ это заявление 16.07.03 г. за N 15/4-370-00 Генпрокуратурой РФ было переслано в прокуратуру г. Москвы. 08.08.03 г. Тверской межрайонной прокуратурой г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено постановление, которое вопреки требованиям ст. 7 УПК не является законным, обоснованным и мотивированным.

 

Генпрокурор РФ Устинов В.В. знал требования закона и интересы службы, но грубо их нарушил,

 

П Р О Ш У :  

 

принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубых нарушений закона при рассмотрении моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

 

Содержание ст.306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

 

11 февраля 2004 г.

 

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.

 

Заявление поступило в Генпрокуратуру РФ 17.02.2004 г., и в ответ мне даже глупой отписки не прислали. Вероятно, Генпрокуратура РФ прекратила со мной переписку, как это сделала в 2001 г. прокуратура Московской области, о чем я рассказывал на своем сайте (http://alex-godl.narod.ru/) в статьях "Мы, право и Запад" и "Комментарий к нам, праву и Западу" – что прекращение переписки в этом случае грубо нарушает ст. 33 Конституции РФ, гарантирующую право на обращение в государственные органы. Здесь следует дополнить, что с 2006 г. действует Федеральный закон «О прядке рассмотрения обращений граждан РФ» от 02.05 2006 г. N 59-ФЗ, в части 5 статьи 11 которого про прекращение переписки говорится:

 

«В случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, и при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, руководитель государственного органа или органа местного самоуправления, должностное лицо либо уполномоченное на то лицо вправе принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином по данному вопросу при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же государственный орган, орган местного самоуправления или одному и тому же должностному лицу. О данном решении уведомляется гражданин, направивший обращение».

 

Кроме того, согласно ст. 1 этого Закона его действие распространяется на все обращения за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами. Порядок рассмотрения заявлений о преступлениях предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом РФ, который является федеральным законом. То есть на мои заявления о преступлениях этот Закон не распространяется. А если бы и распространялся, то все равно прекращение переписки со мной было бы незаконным, поскольку ни под одно из установленных им оснований для прекращения переписки не подходит, да и вообще о прекращении со мной переписки я тогда узнал только из постановления суда, а не от прокуроров. Ни действовавший до 01.07.2002 г. УПК РСФСР, ни действующей ныне УПК РФ никаких прекращений переписки не предусматривали и не предусматривают.

 

 

Такое безмолвие Генпрокуратуры я обжаловал:

 

   

ТВЕРСКОЙ  РАЙОННЫЙ             СУД            

г. МОСКВЫ

 

 

от Годлевского Александра Александровича,                 

142400,   Моск. обл.,  г. Ногинск…           

           

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОРГАН:    

Генеральная прокуратура РФ, 125993,     

Москва, ул. Б. Дмитровка, 15-а.    

 

Ж А Л О Б А

 

02.07.03 г. в порядке ст. 448 УПК РФ в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского райсуда г. Москвы Сташиной Е.В. и назначании судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г. об отказе в моей жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале "Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

 

В соответствии со ст. 448 УПК РФ уголовное дело в отношении судьи правомочен возбудить только Генеральный прокурор РФ. Согласно ст. 145 УПК РФ по поступившему заявлению о преступлении прокурор своим решением в установленном порядке обязан либо возбудить уголовное дело, либо отказать в возбуждении, либо направить заявление по подследственности. Установленный ст. 145 УПК РФ перечень решений, принимаемых по заявлениям о преступлении, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Пересылка заявлений о преступлении для разрешения по существу в органы и должностным лицам, неправомочным возбуждать уголовные дела по этим заявлениям, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

 

В нарушении требований ст. 145 УПК РФ это мое заявление 16.07.03 г. за N 15/4-370-00 Генпрокуратурой РФ было переслано в прокуратуру г. Москвы. 08.08.03 г. Тверской межрайонной прокуратурой г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено постановление, которое вопреки требованиям ст. 7 УПК не является законным, обоснованным и мотивированным.

 

17.02.04 г. в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубого нарушения закона при рассмотрении моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

 

В моем заявлении о преступлении, поступившем в Генпрокуратуру РФ 17.02.04 г., были указаны все основания к возбуждению уголовного дела в отношении Генпрокурора Устинова В.В. При таких обстоятельствах Генпрокуратура РФ в соответствии с требованиями ст. 45 Конституции РФ и ст. ст. 21, 448 УПК РФ была обязана принять все необходимые меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению. Однако в сроки, установленные ст. 144 УПК, ни одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК, в установленном порядке принято не было.

 

Указанные действия Генеральной прокуратуры РФ являются грубым нарушением уголовно-процессуального закона и моих прав, гарантированных ст. ст. 45, 52 Конституции РФ.

 

Обстоятельства, лежащие в основании настоящей жалобы, могут быть подтверждены материалами проверки моих заявлений.

 

На основании изложенного, в соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции РФ и ст. 125 УПК РФ       

 

П Р О Ш У :  

 

признать действия Генеральной прокуратуры РФ при разрешении моего заявления о преступлении, поступившего туда 17.02.04 г., незаконными и необоснованными и обязать ее принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубых нарушений закона при рассмотрения моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ в качестве доказательств прошу истребовать из Генпрокуратуры РФ материалы проверок моих заявлений, поступивших туда 02.07.03 г. и 17.02.04 г.

 

2 апреля 2005 г.

 

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.           

 

Может быть, все у меня получается слишком долго, и дело пошло по нескольким кругам, но претензии за это не ко мне, а к тем кто принял это сумасшедшее государство в полноправные члены Совета Европы, признав его тем самым не только нормальным, но и полностью демократическим. Устав Совета Европы провозглашает Право высшей ценностью, и как это наше государство согласуется с таким критерием для членства там – вопрос не ко мне.

 

На Западе широко распространено предубеждение, что беззаконий у нас так много потому, что к помощи закона – т. е. к законным средствам – у нас в народе прибегать не любят. Но здесь я действую строго законными средствами, и результат говорит сам за себя. Какой идиот у нас будет всерьез воспринимать официальные законы, если призванные осуществлять надзор за их соблюдением прокуроры во главе с Генеральным при исполнении своих прямых служебных обязанностей легко и открыто совершают тяжкие должностные преступления против конституционно гарантированных прав граждан.


Из суда я получил: 



 

 

 Суд в качестве лазейки использовал, что ст. 125 УПК РФ чисто формально предусматривает возможность обжалования в суд только действий конкретных должностных лиц. Хотя это прямо противоречит ст. 46 ч. 2 Конституции РФ, гарантирующей право на обжалование действий не только должностных лиц, но и всех государственных органов без каких-либо изъятий. Потому:


Продолжение


 

 

Сделать бесплатный сайт с uCoz