Александр ГОДЛЕВСКИЙ

                                   СУМАСШЕДШИЕ  ЗАПИСКИ

 
(с краткими комментариями эти материалы уже были размещены на моем блоге http://alexgodl.livejournal.com/, запись от 18.10.2011 г.)

 Журнал "Континент" N 104 (апрель - июнь 2000 г.)  опубликовал мою статью "Еще раз о наших реалиях (Записки сумасшедшего)", в которой описаны деяния бывшего Ногинского городского  прокурора  Ильина  Ф.И., должностных лиц Мособлпрокуратуры и психиатров,  подпадающие под признаки ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Речь шла о том, что я до сих пор числюсь в дурдоме на учете с коммунистических времен за написание антисоветского фельетона. Уже потом, после публикации этой статьи, из официальных документов я узнал, что числюсь с диагнозом «вялотекущая шизофрения с параноидным синдромом» (самый диссидентский диагноз).

Вообще говоря, главной и единственной причиной всех наших самых острых сегодняшних проблем является советская власть, существующая у нас с октября 17-го и до сих пор, несмотря на все ее внешние видоизменения. Об этом я писал в своих публикациях в журнале «Континент», а сейчас в Интернете на своем сайте (http://www.alex-godl.narod.ru). Там я утверждаю, что правила игры, присущие всей этой системе власти, основанной на лжи и беззаконии,  пронизывают у нас все и вся – «от явлений  культуры до действий спецназа, от динамики рождаемости до активности флотов». И проиллюстрировал это на примере генерала Дроздова, который вынужден был командовать штурмом дворца Амина по своему, надлежаще не утвержденному плану.

По старой диссидентской привычке решил я поставить эксперимент над правоохранительными органами этого государства. Цель все та же: проверить и продемонстрировать реальное (а не мифическое!) значение у нас свободы слова – как реагирует государство на публикации в СМИ о преступлениях его должностных лиц против законных прав граждан. Подобные эксперименты время от времени я провожу с коммунистических времен, о чем рассказано в моих публикациях в журнале «Континент» и на моем сайте (http://www.alex-godl.narod.ru).            

У меня было несколько обращений в Генеральную прокуратуру РФ по поводу той публикации, но ответа по существу я не получил. Тогда:       

ТВЕРСКОЙ  МЕЖМУНИЦИПАЛЬНЫЙ       
СУД ЦАО г. МОСКВЫ       

от        Годлевского   А.А., 142400,            
Моск. обл., г. Ногинск…                     

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ       ОРГАН:         
Генеральная  прокуратура   РФ,    
103793, Москва, ул. Б. Дмитровка, 15-а.  

Ж А Л О Б А            

В журнале «Континент» N 104 (апрель - июнь 2000 г.)  опубликована моя статья "Еще раз о наших реалиях (Записки сумасшедшего)", в которой описаны деяния бывшего Ногинского городского  прокурора  Ильина  Ф.И., должностных лиц Мособлпрокуратуры и НРПБ-25,  подпадающие под признаки ст. 285 УК РФ.

Ст. 108 УПК РСФСР устанавливала,  что, наряду с заявлениями в правоохранительные органы,  поводом к возбуждению уголовных дел  являются опубликованные в печати статьи, письма и заметки.

27.09.2000 г.  в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление, в  котором  я просил сообщить о мерах прокурорского реагирования, принятых в соответствии со ст.109 УПК РСФСР по указанной публикации. Никакого ответа на заявление Генпрокуратурой мне не дано,  что является грубым нарушением закона.

09.01.2001 г. на имя Генерального прокурора РФ поступило мое заявление о принятии мер прокурорского реагирования по поводу  бездействия Генпрокуратуры по  фактам  моей  публикации  и заявления,  поступившего 27.09.2000 г.  Никакого ответа на это заявление мне дано не было, в результате чего  причинен существенный вред моим правам и законным интересам.

04.06.2001 г. в Генпрокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В. по факту грубого нарушения закона при рассмотрении моего заявления, поступившего в Генпрокуратуру РФ 09.01.2001 г. Никаких мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, по этому заявлению принято не было, что является грубым нарушением закона и моих прав, гарантированных ст. ст. 45, 52 Конституции РФ.

В поступившем в Генпрокуратуру РФ 04.06.2001 г.  моем заявлении о преступлении были указаны деяния, содержащие признаки, образующие состав преступления,  предусмотренный ч. 2 ст. 285 УК РФ. В соответствии со ст. ст. 3, 112  УПК  РСФСР Генеральная прокуратура РФ была обязана принять установленные законом меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению в отношении Генерального прокурора РФ  Устинова В.В.  и произвести необходимые следственные действия для выяснения всех обстоятельств дела.  Однако в сроки,  установленные ст. 109 УПК РСФСР, таких мер к возбуждению уголовного дела принято не было. Предусмотренное ст. 113 УПК РСФСР мотивированное постановление об отказе не вынесено.  Пересылка заявлений  о  преступлении  в органы и должностным лицам,  неправомочным возбуждать уголовные дела  по  этим  заявлениям,  действующим  уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрена.

Обстоятельства, лежащие в основании настоящей жалобы,  могут быть подтверждены материалами проверки моих заявлений.

На основании изложенного,  в соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции РФ и ст. 125 УПК  РФ    

П Р О Ш У :  

признать неправомерными действия Генеральной прокуратуры  РФ  при рассмотрении моего заявления,  поступившего 04.06.2001 г., и  обязать Генеральную  прокуратуру  РФ в установленном законом порядке принять меры к возбуждению уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении  Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по факту грубого нарушения закона при рассмотрении моего заявления, поступившего в Генпрокуратуру РФ 09.01.2001 г.

В качестве  доказательств прошу истребовать из Генеральной прокуратуры РФ материалы проверки названных моих заявлений.

1 июля 2002 г.          

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.


Статьи 45 и 52  Конституции РФ гарантируют государственную защиту прав и защиту от злоупотреблений и преступлений власти, а также право на доступ к правосудию. Мало того, в главе 1 Конституции (основы конституционного строя РФ) ст. 2 провозглашает  права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, а их защиту – целью государства. Напомню, что Конституция у нас имеет высшую юридическую силу и прямое действие (ст. 15).

Порядок рассмотрения заявлений о преступлениях установлен Уголовно-процессуальным кодексом (и старым УПК РСФСР, и введенным с 01.07.2002 г. УПК РФ), и он отличен от порядка рассмотрения иных обращений. По поступившему заявлению должна быть проведена проверка, по результатам которой выносится постановление либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении. Причем постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть мотивировано (ст. 113 УПК РСФСР и ст. ст. 7, 148 УПК РФ), т. е. в нем должны быть приведены мотивы, по которым признано, что факты, изложенные в заявлении, не имели места или в них отсутствуют признаки преступления. Если таких мотивов не приведено, они недостаточны, или «притянуты за уши» мотивы, которые не имеют отношения к существу дела, то постановление не будет мотивированным. А это само по себе уже грубое нарушение закона. Решение по существу может быть только в форме постановления. Если такого постановления нет, то значит в установленном законом порядке решения не принято никакого, и заявление о преступлении по существу не рассмотрено и не разрешено.

Потому заявления о преступлениях каких-либо начальников прокурорские начальники рассматривают как иные обращения, по которым не надо выносить постановлений. И вместо необходимых процессуальных актов (постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела) присылают глупые отписки. А это является грубым нарушением закона, подпадающим под признаки ст. 285 ч. 2 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями лицом, занимающим государственную должность РФ, - наказывается лишением свободы до 7 лет и согласно ст. 15 УК РФ считается тяжким преступлением). Т. е. если по заявлению о преступлении никакого предусмотренного уголовно-процессуальным законом постановления нет, то это означает, что это заявление в установленном порядке рассмотрено не было.

И если вместо постановления об отказе вам прислали какую-то отписку – независимо от того, глупая она или нет – обжаловать ее не следует. В любом случае, это непроцессуальное решение – «филькина грамота», предназначенная для того, чтобы прикрыть беззаконие. Они бы еще вместо необходимого процессуального акта записку под дверь подсунули – и что, ее тоже надо обжаловать?! Пусть сначала вынесут необходимый процессуальный акт в виде постановления, а уж потом гражданин сам будет решать, правомерное оно или нет, и что с ним делать. А пока необходимо требовать уголовной ответственности прокуроров и прочих, допустивших преступные нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в невозбуждении уголовного дела и отсутствии постановления об отказе. Т. е. в том, что в установленном законом порядке заявление о преступлении рассмотрено и разрешено не было.

Обычно правоохранительные начальники любят отговариваться тем, что поскольку в заявлении о преступлении никаких признаков преступления не содержится, то оно не может быть рассмотрено как заявление о преступлении. Глупая отговорка. Отсутствие признаков преступления служит основанием к отказу в возбуждении уголовного дела с обязательным вынесением об этом постановления об отказе (которое обязательно должно быть мотивировано!). Или у них такое постановление выносится, когда признаки преступления есть, но их нет?!

Есть некоторый секрет в составлении заявлений о преступлениях, да и иных обращений тоже. Составлять их нужно так, чтобы по ним можно было вынести постановление об отказе, только слишком уж явно и грубо нарушив закон. Необходимо создавать для чиновников такие рамки, перешагнуть через которые без явного и грубого беззакония они не смогли бы. Для чего писать нужно только самое основное, избегая расплывчатых и неоднозначных формулировок, которые будут обязательно истолкованы не в вашу пользу, - чтобы все было четко, ясно и недвусмысленно. В общем, как учил нас всех товарищ Сталин составлять боевые приказы – чтобы было понятно даже тому, кто не хочет понимать. Тогда либо возбудят уголовное дело, либо не вынесут необходимого постановления (что уголовно наказуемо по ст. 285 УК РФ), либо вынесут постановление с очень глупыми мотивами отказа, что тоже – явное беззаконие и ст. 285 УК РФ.

Я потребовал от Генпрокуратуры РФ возбудить уголовное дело в отношении Генпрокурора Устинова специально для того, чтобы наглядно продемонстрировать всю абсурдность самой мысли о том, что это государство (которое преступно даже по своим собственным законам и при этом является полноправным членом Совета Европы!) может быть реформировано во что-то другое. То же самое я делал в перестроечные времена, о чем рассказано на моем сайте в статье «О методах анализа» (часть I), и в ельцинские вместе с Кириллом Подрабинеком (см. «Континент» N 94, октябрь – декабрь 1997 г.).

Какие в этом государстве могут быть юридические гарантии вообще любых прав граждан, если их нет даже от тяжких должностных преступлений и преступлений против правосудия?! Так, еще при Горбачеве, в самом начале экономических реформ, я говорил, что нельзя их даже начинать в условиях основанной на беззаконии советской власти, когда нет юридических гарантий вообще никаких прав, в том числе и имущественных, экономических. Реформы в таких условиях были безумием, в результате чего мы получили то, что получили – сумасшедшую экономику с дикой коррупцией и всем прочим. Сейчас у нас говорят, что при нынешней модели экономики программа ее модернизации невыполнима – надо менять модель. Но экономическая модель – необходимое следствие советской власти, которая реформированию не подлежит и может быть только уничтожена - с этого и надо начинать у нас все реформы.


В суде я не был – лень, да и  пусть они как-нибудь сами без меня решают те свои проблемы, которые я им и создал из-за их беззаконий. Кроме того, все свои обращения в госорганы я всегда составляю так, чтобы отказать в них, даже без моего присутствия, можно было, только слишком явно и грубо нарушив закон.

 А по почте получил из суда:



Здесь одних только грубых нарушений Конституции РФ – целый «букет», что по официальным законам вызывает очень серьезные сомнения во вменяемости судьи. О сомнениях во вменяемости на другом примере я писал на своем сайте (http://www.alex-godl.narod.ru/)  под заголовком "Комментарий к нам, праву и Западу". Но тут интересно то, что суд отказал в моей жалобе, обосновав это наличием тех грубых нарушений закона Генпрокуратурой, которые я и обжаловал. В кассационном порядке я это постановление обжаловать не стал, т. к. ставил своей целью продемонстрировать, есть ли у нас юридические гарантии прав граждан даже от таких преступлений против правосудия, которые совершены способами, вызывающими серьезные сомнения во вменяемости служителей Фемиды. Потому я направил:

ГЕНЕРАЛЬНАЯ  ПРОКУРАТУРА РФ           

копия:   Квалификационная  коллегия судей г. Москвы            
           
от Годлевского А.А., 142400,         
Моск. обл., г. Ногинск…    

З А Я В Л Е Н И Е    

Постановлением от 24.12.02 г. судьи Тверского районного суда г. Москвы Сташиной Е.В. мне отказано в жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале “Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

Названное постановление является неправосудным.

В моей жалобе были указаны конкретные нарушения Генпрокуратурой РФ конкретных норм УПК, ведущие к удовлетворению жалобы. Судом эти нарушения не исследованы, и в постановлении такое исследование не отражено. Вопреки заявленному в жалобе ходатайству суд не истребовал из Генпрокуратуры материалы проверки моего заявления о преступлении, а только, как указано в постановлении, лишь ознакомился с доводами моей жалобы. Что является грубым нарушением ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, устанавливающей осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

Отказ в удовлетворении жалобы обоснован только тем, что поскольку по моему заявлению о преступлении уголовное дело не возбуждалось, постановление об отказе в возбуждении не выносилось, предварительное расследование не производилось и не производится, то, по мнению суда, жалоба не может быть рассмотрена в порядке ст. 125 УПК РФ.

Вывод суда о невозможности рассмотрения моей жалобы не основан на законе. Ст. 125 УПК РФ устанавливает, что в суд могут быть обжалованы все решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. Согласно ст. 5 УПК РФ уголовное судопроизводство включает в себя досудебное производство, которое начинается с момента получения заявления о преступлении, при рассмотрении которого Генпрокуратурой были допущены грубые нарушения закона и моих прав, гарантированных ст. ст. 45, 52 Конституции РФ. Кроме того, эти нарушения послужили для суда основанием к отказу в моей жалобе, что является фактическим отказом в правосудии, грубо нарушающим мои права, гарантированные ст. 46 Конституции РФ. Тем самым суд фактически не рассматривал мою жалобу по существу, а отказал в ее удовлетворении, сославшись в обоснование на те грубые нарушения закона Генпрокуратурой, которые я обжаловал.

Заведомо явное и грубое игнорирование процессуального закона и конституционных гарантий свидетельствуют о наличии у судьи Сташиной прямого умысла на отказ в правосудии. Кроме того, такие нарушения вызывают серьезные сомнения во вменяемости Сташиной.

Указанные деяния судьи Сташиной содержат признаки, образующие составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ.  Ст. 196 УПК РФ устанавливает обязательное назначение экспертизы в случае сомнений во вменяемости подозреваемого или обвиняемого.

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст. 196, 448 УПК РФ

П Р О Ш У :  

принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского районного суда г. Москвы Сташиной Е.В. по фактам указанных нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г., а также провести по делу судебно-психиатрическую экспертизу для разрешения вопроса о ее вменяемости.

Содержание ст. 306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

31 декабря 2002 г.

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.           

Это заявление я направил не сразу – все искал СМИ, где бы можно опубликовать всю историю в режиме реального времени, но не нашел. Потому некоторые мои обращения отправлены через длительное время после того, как написаны. Заявление поступило по почте в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г., но в нарушение уголовно-процессуального закона было переслано в нижестоящие прокуратуры для разрешения по существу. Тверская межрайонная прокуратура г. Москвы прислала мне:

 

  

Классический пример заведомо фальшивого постановления. Прежде всего, в грубое нарушение требований ст. 7 УПК РФ это постановление не является законным, обоснованным и мотивированным. В нем не приведены мотивы, по которым признано, что факты, изложенные в моем заявлении, не имели места или в них отсутствуют признаки преступления. Ссылка на то, что я не обжаловал постановление суда в кассационном порядке - совсем глупа. Преступление, предусмотренное ст. 305 УК РФ (вынесение заведомо неправосудного судебного акта) считается оконченным в момент вынесения такого акта, независимо от того, был ли этот акт в последующем обжалован и отменен. У прокуроров логика: раз я не подавал кассационную жалобу на преступное постановление суда, то это постановление – правосудное, и никакого преступления нет, и не было. Одна такая логика вызывает очень серьезные сомнения во вменяемости прокуроров.

Широко распространено, даже среди юристов, мнение, что ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями) за оставление без рассмотрения моего заявленного в жалобе ходатайства об истребовании доказательств по совокупности со ст. 305 УК РФ в таких случаях применена быть не может, поскольку все и так охватывается ст. 305 УК. Но ст. 29 УК  устанавливает, что преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. Поскольку суд был обязан рассмотреть и разрешить мое ходатайство в судебном заседании (если не раньше – при подготовке к нему), то преступление, предусмотренное ст. 285 УК было оконченным в любом случае до удаления суда в совещательную комнату для вынесения по моей жалобе того постановления, которое подпадает под признаки ст. 305 УК. И наличие состава этого оконченного преступления никак не зависит от того, был ли вообще вынесен по делу какой-либо судебный акт, а также обжалован ли он или отменен.

В постановлении прокуроры еще сослались на мое заявление по совсем другому делу. Но про это и про квалификационные коллегии судей как-нибудь в другой раз. Разумеется, это прокурорское постановление я и обжаловать не стал. Согласно ст. 448 УПК РФ (в действующей в то время редакции) уголовное дело в отношении судей мог возбудить только Генеральный прокурор РФ. С него и спрос за то, что не возбудил по поступившему к нему в Генпрокуратуру моему заявлению о преступлении, а кому от него это заявление было переслано – его проблема. Если бы это заявление переслали какому-нибудь председателю колхоза или начальнику ЖЭКа, то что, я должен обжаловать действия колхозников или коммунальщиков?!

Я же:  


ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РФ  

от Годлевского А.А., 142400,         
Моск. обл.,  г. Ногинск…   

З А Я В Л Е Н И Е        

02.07.03 г в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского райсуда г. Москвы Сташиной Е.В. и назначании судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г. об отказе в моей жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ч. 2 ст. 285 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале «Континент» N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

В моем заявлении были указаны все основания к возбуждению уголовного дела в отношении судьи Сташиной. При таких обстоятельствах Генпрокурор РФ Устинов В.В. в соответствии с требованиями ст. 45 Конституции РФ и ст. ст. 21, 448 УПК РФ был обязан принять все необходимые меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению. Однако в сроки, установленные ст. 144 УПК, ни одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК, в установленном порядке принято не было. Пересылка заявлений о преступлении для разрешения по существу в органы и должностным лицам, неправомочным возбуждать уголовные дела по этим заявлениям, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

В нарушении требований ст. 145 УПК РФ это заявление 16.07.03 г. за N 15/4-370-00 Генпрокуратурой РФ было переслано в прокуратуру г. Москвы. 08.08.03 г. Тверской межрайонной прокуратурой г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено постановление, которое вопреки требованиям ст. 7 УПК не является законным, обоснованным и мотивированным.

Генпрокурор РФ Устинов В.В. знал требования закона и интересы службы, но грубо их нарушил, что свидетельствует о наличии в его деяниях прямого умысла.

Указанные деяния Генпрокурора Устинова содержат признаки, образующие состав преступления, предусмотренный ст. 285 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст.  140, 141, 144-146, 448 УПК РФ


П Р О Ш У :  

принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубых нарушений закона при рассмотрении моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

Содержание ст.306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

11 февраля 2004 г.

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.

Заявление поступило в Генпрокуратуру РФ 17.02.2004 г., и в ответ мне даже глупой отписки не прислали. Вероятно, Генпрокуратура РФ прекратила со мной переписку, как это сделала в 2001 г. прокуратура Московской области, о чем я рассказывал на своем сайте (http://www.alex-godl.narod.ru/) в статьях "Мы, право и Запад" и "Комментарий к нам, праву и Западу" – что прекращение переписки в этом случае грубо нарушает ст. 33 Конституции РФ, гарантирующую право на обращение в государственные органы. Здесь следует дополнить, что с 2006 г. действует Федеральный закон «О прядке рассмотрения обращений граждан РФ» от 02.05 2006 г. N 59-ФЗ, в части 5 статьи 11 которого про прекращение переписки говорится:

«В случае, если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему многократно давались письменные ответы по существу в связи с ранее направляемыми обращениями, и при этом в обращении не приводятся новые доводы или обстоятельства, руководитель государственного органа или органа местного самоуправления, должностное лицо либо уполномоченное на то лицо вправе принять решение о безосновательности очередного обращения и прекращении переписки с гражданином по данному вопросу при условии, что указанное обращение и ранее направляемые обращения направлялись в один и тот же государственный орган, орган местного самоуправления или одному и тому же должностному лицу. О данном решении уведомляется гражданин, направивший обращение».

Кроме того, согласно ст. 1 этого Закона его действие распространяется на все обращения за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами. Порядок рассмотрения заявлений о преступлениях предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом РФ, который является федеральным законом. То есть на мои заявления о преступлениях этот Закон не распространяется. А если бы и распространялся, то все равно прекращение переписки со мной было бы незаконным, поскольку ни под одно из установленных им оснований для прекращения переписки не подходит, да и вообще о прекращении со мной переписки я тогда узнал только из постановления суда, а не от прокуроров. Ни действовавший до 01.07.2002 г. УПК РСФСР, ни действующей ныне УПК РФ никаких прекращений переписки не предусматривали и не предусматривают.

Такое безмолвие Генпрокуратуры я обжаловал:

   
ТВЕРСКОЙ  РАЙОННЫЙ             СУД            
г. МОСКВЫ


от Годлевского Александра Александровича,                 
142400,   Моск. обл.,  г. Ногинск…           
           
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОРГАН:    
Генеральная прокуратура РФ, 125993,     
Москва, ул. Б. Дмитровка, 15-а.    

Ж А Л О Б А

02.07.03 г. в порядке ст. 448 УПК РФ в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского райсуда г. Москвы Сташиной Е.В. и назначании судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г. об отказе в моей жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале “Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

В соответствии со ст. 448 УПК РФ уголовное дело в отношении судьи правомочен возбудить только Генеральный прокурор РФ. Согласно ст. 145 УПК РФ по поступившему заявлению о преступлении прокурор своим решением в установленном порядке обязан либо возбудить уголовное дело, либо отказать в возбуждении, либо направить заявление по подследственности. Установленный ст. 145 УПК РФ перечень решений, принимаемых по заявлениям о преступлении, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Пересылка заявлений о преступлении для разрешения по существу в органы и должностным лицам, неправомочным возбуждать уголовные дела по этим заявлениям, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

В нарушении требований ст. 145 УПК РФ это мое заявление 16.07.03 г. за N 15/4-370-00 Генпрокуратурой РФ было переслано в прокуратуру г. Москвы. 08.08.03 г. Тверской межрайонной прокуратурой г. Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено постановление, которое вопреки требованиям ст. 7 УПК не является законным, обоснованным и мотивированным.

17.02.04 г. в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубого нарушения закона при рассмотрении моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

В моем заявлении о преступлении, поступившем в Генпрокуратуру РФ 17.02.04 г., были указаны все основания к возбуждению уголовного дела в отношении Генпрокурора Устинова В.В. При таких обстоятельствах Генпрокуратура РФ в соответствии с требованиями ст. 45 Конституции РФ и ст. ст. 21, 448 УПК РФ была обязана принять все необходимые меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению. Однако в сроки, установленные ст. 144 УПК, ни одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК, в установленном порядке принято не было.

Указанные действия Генеральной прокуратуры РФ являются грубым нарушением уголовно-процессуального закона и моих прав, гарантированных ст. ст. 45, 52 Конституции РФ.

Обстоятельства, лежащие в основании настоящей жалобы, могут быть подтверждены материалами проверки моих заявлений.

На основании изложенного, в соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции РФ и ст. 125 УПК РФ       

П Р О Ш У :  

признать действия Генеральной прокуратуры РФ при разрешении моего заявления о преступлении, поступившего туда 17.02.04 г., незаконными и необоснованными и обязать ее принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубых нарушений закона при рассмотрения моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ в качестве доказательств прошу истребовать из Генпрокуратуры РФ материалы проверок моих заявлений, поступивших туда 02.07.03 г. и 17.02.04 г.

2 апреля 2005 г.

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.           

Может быть, все у меня получается слишком долго, и дело пошло по нескольким кругам, но претензии за это не ко мне, а к тем кто принял это сумасшедшее государство в полноправные члены Совета Европы, признав его тем самым не только нормальным, но и полностью демократическим. Устав Совета Европы провозглашает Право высшей ценностью, и как это наше государство согласуется с таким критерием для членства там – вопрос не ко мне.

На Западе широко распространено предубеждение, что беззаконий у нас так много потому, что к помощи закона – т. е. к законным средствам – у нас в народе прибегать не любят. Но здесь я действую строго законными средствами, и результат говорит сам за себя. Какой идиот у нас будет всерьез воспринимать официальные законы, если призванные осуществлять надзор за их соблюдением прокуроры во главе с Генеральным при исполнении своих прямых служебных обязанностей легко и открыто совершают тяжкие должностные преступления против конституционно гарантированных прав граждан.

 Из суда я получил:

    

 Суд в качестве лазейки использовал, что ст. 125 УПК РФ чисто формально предусматривает возможность обжалования в суд только действий конкретных должностных лиц. Хотя это прямо противоречит ст. 46 ч. 2 Конституции РФ, гарантирующей право на обжалование действий не только должностных лиц, но и всех государственных органов без каких-либо изъятий. Потому:


ГЕНЕРАЛЬНОМУ ПРОКУРОРУ РФ   

от Годлевского Александра Александровича,     
142400,   Моск. обл.,  г. Ногинск…           

З А Я В Л Е Н И Е    

02.07.03 г. в порядке ст. 448 УПК РФ в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст.ст. 285 ч.2, 305 УК РФ в отношении судьи Тверского райсуда г. Москвы Сташиной Е.В. и назначании судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона и вынесения неправосудного постановления от 24.12.02 г. об отказе в моей жалобе на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении моего заявления о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч.2 УК РФ в отношении Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале “Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

17.02.04 г. в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В. по фактам грубого нарушения закона при рассмотрении моего заявления в отношении судьи Сташиной, поступившего в Генпрокуратуру РФ 02.07.03 г.

11.04.05 г. в соответствии со ст. 46 ч. 2 Конституции РФ в Тверской райсуд г. Москвы в порядке ст. 125 УПК РФ поступила моя жалоба на грубые нарушения уголовно-процессуального закона и моих конституционных прав Генеральной прокуратурой РФ при рассмотрении поступившего туда 17.02.04 г. моего заявления о преступлении в отношении Генерального прокурора РФ Устинова В.В.

15.04.05 г. за N б/н председателем Тверского райсуда Сергеевой О.В. эта жалоба без вынесения необходимого процессуального акта была мне возвращена по мотивам неуказания в ней конкретных должностных лиц Генпрокуратуры РФ и их действий.

Указанные действия Сергеевой О.В. являются грубыми нарушениями закона и Конституции РФ.

Ст. 46 ч. 2 Конституции РФ гарантирует гражданам право на обжалование в суд любых действий (бездействия) всех государственных органов без каких- либо изъятий. В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием. Право на судебную защиту относится к тем правам, которые в силу ст. 56 ч. 3 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких условиях.

Тем самым по своему конституционно-правовому смыслу ст. 125 УПК РФ четко, ясно и недвусмысленно гарантирует обжалование в суд действий (бездействия) Генеральной прокуратуры РФ как государственного органа, а не только действий отдельных ее должностных лиц. Какие-либо недостатки моей жалобы, препятствующие ее рассмотрению по существу, отсутствовали. Аналогичную по форме мою жалобу на нарушения закона Генпрокуратурой РФ при разрешении вопроса о привлечении к уголовной ответственности Генпрокурора РФ Устинова В.В. Тверской райсуд г. Москвы уже принимал к производству и рассматривал в судебном заседании в порядке ст. 125 УПК, о чем судом было вынесено постановление от 24.12.02 г. Это постановление Тверской прокуратурой г. Москвы признано правомерным. В таком случае возвращение Тверским судом моей жалобы 15.04.05 г. является разным применением судом ст. 125 УПК при сходных обстоятельствах вопреки принципу единообразного применения законов. При этом суд грубо нарушил ст. 15 ч. 1 Конституции РФ, согласно которой Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, и ст. 19 ч. 1 Конституции РФ, гарантирующую равенство всех перед законом и судом.

Должностное лицо Генпрокуратуры РФ, правомочное возбуждать уголовное дело в отношении Генпрокурора РФ, определяется ст. 448 УПК РФ и ст. 12 ФЗ «О прокуратуре РФ». В соответствии со ст. 123 ч. 3 Конституции РФ в жалобе мною было заявлено ходатайство об истребовании в качестве доказательств материалов проверок моих заявлений о преступлении. Эти доказательства необходимы для подтверждения оснований моей жалобы и в числе прочего указывают на конкретных должностных лиц Генпрокуратуры РФ, допустивших грубые нарушения закона. Из-за грубого нарушения судом ст. 123 ч. 3 Конституции РФ, устанавливающей осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, суд возвратил мою жалобу, не истребовав необходимые доказательства, и тем самым лишил меня права на доступ к правосудию, гарантированного ст. 46 Конституции РФ.

Возвращение моей жалобы судом без вынесения необходимого процессуального судебного акта лишает меня возможности обжаловать такой акт в кассационном порядке, что также нарушает мое право, гарантированное ст. 46 ч. 2 Конституции РФ.

Указанные действия Сергеевой являются фактическим отказом в правосудии, грубо нарушающим мое право на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции РФ. В результате чего причинен существенный вред моим правам и законным интересам.

Заведомо явное и грубое игнорирование Сергеевой уголовно-процессуального закона, основ конституционного строя РФ, конституционных гарантий прав граждан и конституционных основ судопроизводства свидетельствует о наличии у нее прямого умысла на отказ в правосудии вопреки интересам ее службы. Кроме того, такие нарушения вызывают серьезные сомнения в ее вменяемости.

Указанные деяния Сергеевой содержат признаки, образующие составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 285 ч. 2, 286 ч. 2 УК РФ.  Ст. 196 УПК РФ устанавливает обязательное назначение экспертизы в случае сомнений во вменяемости подозреваемого или обвиняемого.   

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст.  140, 141, 144-146, 448 УПК РФ

П Р О Ш У :  

 принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 286 ч. 2 УК РФ в отношении председателя Тверского райсуда г. Москвы Сергеевой О.В. и провести по делу судебно-психиатрическую экспертизу для разрешения вопроса о ее вменяемости по факту возврата 15.04.05 г. моей жалобы на грубые нарушения закона Генпрокуратурой РФ при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности Генпрокурора Устинова В.В.

Содержание ст. 306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

15 сентября 2006 г . 

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.           

Следует отметить, что Пленум Верховного Суда РФ в пункте 1 постановления от 31.10.95 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» разъяснил, что в соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием; суды обязаны обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дел. В пункте 2 названного постановления разъяснено, что суд обязан применить Конституцию РФ в качестве акта прямого действия, когда подлежащий применению федеральный закон противоречит Конституции.

В последствии Пленум Верховного Суда РФ принял постановление от 10.02.2009 г. N 1  «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ». В пункте 7 которого разъяснено, что если жалоба не содержит необходимых сведений, что препятствует ее рассмотрению, то жалоба подлежит возвращению с обязательным вынесением судом об этом постановления, в котором должны быть указаны недостатки жалобы. Но суд такое постановление не вынес, поскольку его можно обжаловать в кассационном порядке, а у Тверского райсуда г. Москвы уже есть некоторый опыт насчет моих кассационных жалоб. Возвращение жалобы без вынесения необходимого постановления является непроцессуальным решением – разновидностью «подпольного правосудия». В этом же постановлении еще есть разъяснение о том, что в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы действия не только должностных лиц, но и органов (пункты 3 и 4).

И не верьте тем, кто будет утверждать, что для устранения противоречий закона и Конституции необходимо обращаться в Конституционный Суд РФ. Тот же Пленум Верховного Суда РФ в пункте 3 того же постановления от 31.10.95 г. разъяснил, что в Конституционный Суд суды должны обращаться только в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли подлежащий применению закон Конституции. Если никакой неопределенности нет, т. е. закон прямо противоречит Конституции без всяких сомнений, то суд обязан вместо такого закона непосредственно применить Конституцию в качестве акта прямого действия.

В этом постановлении Верховного Суда много еще интересного разъяснено. Только читая те разъяснения и сравнивая их с нашей реальной правоприменительной практикой, держитесь за что-нибудь – чтобы не упасть со стула. То постановление, все другое законодательство (которое постоянно обновляется), а также международные договоры можно найти на сайте Научного центра правовой информации Министерства юстиции РФ (http://zakon.scli.ru). Главное – не упадите со стула.          

 Постановления Пленума Верховного Суда, разъясняющие применение законов, очень важны в правоприменительной практике государства во всех областях. Потому чиновники, деятельность которых у нас основана на беззаконии, всеми силами стремятся роль таких постановлений принизить или вообще свести на нет. Особенно этим грешат прокуроры, поскольку у них своя единая федеральная система подчинения, официально независимая от местных властей – это с одной стороны. С другой стороны, прокуроры, особенно в глубинке, не желают портить отношения с местными властями и серьезно мешать им в их беззакониях. Но отказ прокурора в жалобе на грубые нарушения закона сам по себе есть грубое нарушение закона. И если такой отказ нижестоящего прокурора гражданин обжалует вышестоящему (областному или иному, приравненному к нему), то это уже будет головной болью прокурора вышестоящего. А зачем ему это нужно?! Вышестоящие прокуроры прикрывать явные и грубые беззакония своих подчиненных не стремятся – зачем им отвечать за чьи-то местные делишки. Поэтому прокурорам надо убедить граждан, что никаких беззаконий нет и их законные права не нарушены – чтобы они не писали жалобы прокурорским начальникам.

И потому, когда к ним на прием приходят граждане с жалобами на местных чиновников и в обоснование своей правоты ссылаются на постановления Пленума Верховного Суда, то прокуроры в ответ говорят, что эти постановления обязательны только для судов. А у них, у прокуроров, другое ведомство, и для них судебные постановления не обязательны. Причем говорят об этом только устно и только в своих кабинетах, а письменно в официальных своих ответах такое никогда не напишут, поскольку все их глупые отговорки так глупыми отговорками и остаются. Следует отметить, что постановления судов важны не только для судов, но и для всех правоприменительных органов и их должностных лиц.

Согласно ст. 118 Конституции РФ судебная система Российской Федерации устанавливается федеральным конституционным законом. А ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.96 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе РФ» устанавливает, что вступившие в законную силу постановления судов являются обязательными для всех без исключения государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц. И на прокуроров, разумеется, такая обязательность судебных актов полностью распространяется. В соответствии со ст. 2 названного Закона единство судебной системы обеспечивается, в том числе, и признанием обязательности судебных постановлений. Поэтому если кому мало одной только обязательности судебных актов, то при желании можно приписать прокурорам и подрыв единства судебной системы Российской Федерации.

Да и вообще на прием к прокурорам и прочим начальникам простому гражданину, у которого нет больших связей и денег, лучше не ходить, а все жалобы на нарушения законов составлять в письменном виде и направлять их заказными письмами с обязательными уведомлениями о вручении. На поступившую жалобу в соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре РФ» прокурор обязан дать мотивированный ответ в письменном виде. Вот пусть кто из прокуроров и попробует написать в официальном ответе ту чушь, которую пытается устно «впарить» гражданам на личном приеме у себя в кабинете.

Это мое заявление поступило в Генпрокуратуру РФ 25.09.2006 г., и поскольку в течении длительного времени в ответ мне даже глупой отписки не было, то:

 
СЛЕДСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РФ       
           
от Годлевского Александра Александровича,     
142400, Моск. обл., г. Ногинск…     

З А Я В Л Е Н И Е

25.09.2006 г. в порядке ст. 448 УПК РФ в Генеральную прокуратуру РФ поступило мое заявление о преступлении, в котором ставился вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам ст. ст. 285 ч. 2, 286 ч. 2 УК РФ в отношении председателя Тверского райсуда г. Москвы  Сергеевой О.В. и назначении судебно-психиатрической экспертизы для разрешения сомнений в ее вменяемости по фактам грубых нарушений закона при возврате мне 15.04.05 г. моей жалобы на нарушения закона Генеральной прокуратурой РФ при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности Генпрокурора РФ Устинова В.В., не принявшего мер прокурорского реагирования по фактам должностных преступлений, опубликованным в моей статье в журнале “Континент” N 104 (апрель – июнь 2000 г.).

В моем заявлении были указаны все основания к возбуждению уголовного дела в отношении председателя Сергеевой. При таких обстоятельствах Генпрокурор РФ Чайка Ю.Я. в соответствии с требованиями ст. 45 Конституции РФ и ст. ст. 21, 448 УПК РФ был обязан принять все необходимые меры к возбуждению уголовного дела по моему заявлению. Однако в сроки, установленные ст. 144 УПК, ни одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК, в установленном порядке принято не было. Пересылка заявлений о преступлении для разрешения по существу в органы и должностным лицам, неправомочным возбуждать уголовные дела по этим заявлениям, действующим уголовно-процессуальным законом не предусмотрена.

Генпрокурор РФ Чайка Ю.Я. знал требования закона и интересы службы, но грубо их нарушил, что свидетельствует о наличии в его деяниях прямого умысла.

Указанные деяния Генпрокурора Чайки Ю.Я. содержат признаки, образующие состав преступления, предусмотренный ст. 285 ч. 2 УК РФ.

На основании изложенного, в соответствии со ст. ст.  140, 141, 144-146, 448 УПК РФ

П Р О Ш У :

принять установленные меры к возбуждению уголовного дела по признакам ст. 285 ч. 2 УК РФ в отношении Генерального прокурора РФ Чайки Ю.Я. по фактам грубых нарушений закона при рассмотрении моего заявления в отношении председателя Тверского райсуда г. Москвы Сергеевой О.В., поступившего в Генпрокуратуру РФ 25.09.06 г.

Содержание ст. 306 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо ложный донос, мне известно.

5 декабря 2010 г.

ГОДЛЕВСКИЙ А.А.

 По почте мне пришло:

  

Глупая и явно незаконная отписка хотя бы по одному уже только тому, что в грубое нарушение конституционных гарантий Следственный комитет РФ рассмотрел мое заявление о преступлении как простое обращение – без вынесения предусмотренного ст. 148 УПК РФ постановления об отказе. Решение о перенаправлении заявления принимал не референт, который и должностным лицом не является, а какой-то начальник, который явно понимал всю незаконность своих действий и пожелал остаться неизвестным.

Прием, регистрация и разрешение заявлений о преступлениях как иных обращений является сокрытием преступлений от учета, грубо нарушающим установленные ст. ст. 45, 52 Конституции РФ гарантии прав граждан на защиту от преступных посягательств со стороны должностных лиц государства, и подпадает под признаки ст. 285 ч. 2 УК РФ (тяжкое должностное преступление).

Председатели судов совершают тяжкие должностные преступления способами, вызывающими очень серьезные сомнения в их вменяемости. Генпрокурор РФ на мое заявление об этом вообще никак не реагирует, совершая сам при этом тяжкое должностное преступление. А Следственному комитету РФ до этого и дела никакого нет – не их компетенция, и присылает мне об этом официальный документ. Хотя такое их самоустранение от исполнения своих прямых служебных обязанностей подпадает под признаки ст. 285 ч. 2 УК РФ (еще одно тяжкое должностное преступление). Такое возможно только в нашем сумасшедшем государстве, власть в котором основана на полном правовом беспределе и большой лжи, выдающей этот беспредел начальников за торжество демократии. А это, в свою очередь, возможно только в уверенности всех должностных лиц государства в полной своей безнаказанности за свой беспредел. 

Об отдельных фактах вопиющих беззаконий госчиновников наши СМИ говорят, но в систему их связывать очень не любят. Хотя такие даже отдельные факты свидетельствуют о многом: они возможны только при полной уверенности чиновников в своей безнаказанности. Потому и связывать все в систему очень не любят, что сразу станет очевидной беззаконная сущность всей системы власти. На своем сайте я уже выражал недоумение в том, как такое государство приняли в полноправные члены Совета Европы.

Из Генпрокуратуры РФ я получил:



Еще одна глупая отписка, хотя и в ней есть кое-что интересное. Так, ею подтверждено, что по моему заявлению о преступлении Генпрокурором РФ никакого решения не принято, и это заявление вообще оставлено без рассмотрения. То есть проверкой, проведенной Генпрокуратурой РФ, установлен тот факт, что никаких  уголовно-процессуальных мер по моему заявлению Генпрокурор РФ Чайка Ю.Я. не принял. А факт этот неопровержимо доказывает, что он совершил тем самым тяжкое должностное преступление. И глава СК РФ Бастрыкин А.И., который был обязан по другому моему заявлению принять меры уголовного преследования в отношении Генпрокурора, но не сделал этого, тоже совершил тяжкое должностное преступление. Согласно ст. 448 УПК РФ только Председатель СК РФ может возбудить уголовное дело в отношении Генпрокурора РФ.

Возможно возражение, что сам Бастрыкин мог и не знать о поступившем к нему в СК РФ моем заявлении в отношении Генпрокурора, а все решали его подчиненные. Может и так. Но может в этом государстве и ракетно-ядерной «кнопкой» командуют референты с секретаршами.

По поводу оставления прокурорами моего заявления без рассмотрения. О беззакониях прокуроров при прекращении переписки я уже говорил, но еще один пример в тему. Пленум Верховного Суда РФ в пункте 21 постановления от 15.06.2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона РФ «О средствах массовой информации» разъяснил:

«В силу положений части 3 статьи 55 Конституции РФ не могут быть признаны законными ограничения прав и свобод человека и гражданина (в том числе, свободы слова), установленные не федеральным законом, а иными нормативными правовыми актами.

В правилах аккредитации, установленных органами государственной власти, иными государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными организациями, не могут быть предусмотрены иные по сравнению с федеральными законами способы ограничения прав и свобод аккредитованных журналистов (например, в виде приостановления аккредитации журналистов) и условия для их применения, а также не могут быть установлены дополнительные, по отношению к статье 48 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", основания для отказа в аккредитации журналистов или для лишения журналистов аккредитации».

Т.е. в любых областях деятельности ограничение конституционных прав не федеральными законами, а какими-то другими нормативными актами – грубо противоречит Конституции РФ. Инструкции, утвержденные приказами Генпрокурора РФ, федеральными законами не являются.

К слову сказать, надзор за законностью приема, регистрации и разрешений заявлений о преступлениях в силу ст. 37 УПК РФ обязаны осуществлять прокуроры. Летом 2003 г. прокурор г. Москвы Авдюков слетел с должности за то, что подчиненные ему прокуроры недостаточно хорошо осуществляли свой надзор за этим. Конечно, подлинной причиной снятия Авдюкова была внутриаппаратная грызня, но для придания ей законного вида и толка такое внешнее официальное прикрытие вполне годится.

В 104-м «Континенте» я уже писал, что дело не в психиатрии, а в существующей у нас до сих пор советской власти, основанной на беззаконии. Здесь это еще раз наглядно продемонстрировал. И абсурдны все разговоры, что меня просто забыли снять с учета в дурдоме. Почему тогда прокуроры и следаки вместо того, чтобы освежить память психиатрам и напомнить им об уголовной ответственности за такую «забывчивость», сами начали совершать тяжкие должностные преступления, не давая хода этому делу.

В перестроечные времена, да нередко и сейчас, основной отговоркой, призванной хоть как-то объяснить Западу причину массовых беззаконий ментов, прокуроров и судей против простых граждан, была ссылка наших демократов на обвинительный уклон в деятельности правоохранительных органов. Только тогда непонятно, куда этот самый обвинительный уклон девается, когда речь заходит об уголовной ответственности за тяжкие должностные преступления, совершенные начальниками из этих самых правоохранительных органов. Может кто из наших демократов и западных специалистов разумно мне это объяснить?! Безнаказанность чиновников за должностные преступления  и наказание невиновных граждан – две стороны одной медали. У нас это было всегда с 17-го года, только после «победы демократии» в августе 91-го воцарился полный правовой беспредел власти и большая ложь, выдающая этот беспредел за торжество демократии. Какие в этом государстве могут быть юридические гарантии вообще любых прав граждан, если их нет даже от тяжких должностных преступлений и преступлений против правосудия?!

Напомню, что движение диссидентов началось с самодельного плакатика: «Уважайте вашу Конституцию!». Тогда несколько человек потребовали от советского государства, чтобы оно соблюдало свои собственные законы, гарантирующие права граждан. По старой диссидентской традиции я потребовал от этого государства, чтобы оно соблюдало свои законы, которые власть после августа 91-го во множестве напринимала для обмана мирового общественного мнения. Сейчас журналисты сокрушаются, что на их публикации в СМИ о преступлениях чиновников правоохранительные органы обычно не реагируют. Так взяли бы да и потребовали от правоохранителей такого реагирования установленными законом чисто юридическими средствами.

Продолжение этой истории будет на моем сайте http://www.alex-godl.narod.ru/. Оперативно информация по мере поступления материала будет размещаться на моем блоге   http://alexgodl.livejournal.com/.


Ноябрь 2011 г.

Годлевский Александр Александрович,  
РФ, Моск. обл., г. Ногинск.

 

В номальном виде статья Сумасшедшие записки расположена по адресу:


http://alex-godl.narod.ru/index/sumz/0-49


Версия для печати:  http://alex-godl.narod.ru/OMA/sumz_int.doc





Сделать бесплатный сайт с uCoz